nkps (nkps) wrote,
nkps
nkps

Categories:

Что из идей социалистического города реализовано на практике?

В основе архитектурно-градостроительной концепции социалистического города лежат общественно-политические идеи социального утопизма, всецело подчиняющие себе какие бы то ни было технические концепции.

Стоит отметить, что концепция социалистического города не есть нечто целостное. По этому поводу в конце 1920-х-начале 1930-х гг. велись жаркие дискуссии. Каждый утопист проектировал свою личную утопию и прикрываясь марксистской фразой с жаром её отстаивал. Кратко сформулируем версии социалистического города основных идеологов и полемистов, абстрагируясь от политических лозунгов, но не забывая политическую суть процессов.

1. Версия Л. М. Сабсовича, также известная как "урбанизм".

Резкое разделение города на жилую и производственную зоны. Отсутствие традиционных улиц. Уничтожение квартальной застройки, рассредоточенное размещение крупных многоквартирных домов (в перспективе до 20 этажей высотой). Ограничение максимальной численности населения в районе 50-60 тыс. чел.

"Проектируя пути сообщения между городом (территорией жилых комбинатов) и предприятиями, мы должны избегать таких несовершенных и явно стареющих форм сообщения, как трамвай" [4, стр. 92], который рассматривался как капиталистический транспорт.

"Наиболее экономно и целесообразно будет обслуживать все население автомобилями из общественных гаражей, откуда каждый трудящийся (в счет причитающихся ему за его общественно-обязательную работу благ) сможет получать автомобиль всегда, когда он этого захочет" [6, стр. 49].

Обобществление быта. Жилое помещение есть только место для сна ("жилая ячейка", "жилая кабина"). Оно представляет собой "комнату" площадью 5-7 м2, в которой помещается спальное место, столик, стул и шкаф для одежды. Миниатюрных размеров и по преимуществу складные. Частной собственности на мебель не предполагалось. Приготовление пищи в жилых ячейках по концепции не только затруднено отсутствием оборудованного помещения и непредоставлением посуды в индивидуальное пользование, но и административно запрещено. На каждом этаже предусмотрен душ общего пользования.

Приём пищи в специальных столовых. Стирка только в прачечных. Так как в индивидуальном пользовании остаётся, в основном, только одежда, то торговля резко схлопывается. На город достаточно одного большого магазина.

Обобществление воспитания детей. Грудные дети помещаются в отдельных зданиях яслях, в которых матери их посещают для грудного вскармливания.

Дети дошкольного и школьного также живут отдельно от родителей в лагерях (такой своеобразный круглогодичный пионерский лагерь).

2. Версия М. А. Охитовича, также известная как "дезурбанизм".

Новое социалистическое поселение, которое Охитович не желает называть городом, представляет собой вытянутые линейно вдоль автомобильной дороги индивидуальные жилые строения сборно-разборного щитового типа. Таким образом рабочий не был привязан к материальному миру и мог перемещаться вслед за производством. Несомненно, что данный тип расселения был невозможен без тотальной автомобилизации.

"Исходя из того, что социалистическая индустрия полностью вытеснит элементы домашнего хозяйства и работа будет предоставлена всем, М. Охитович бросал клич: «Средства социализма — лишь работникам социализма!». Средством этим был автомобиль" [1, стр. 74].

"По рабочей гипотезе Генерального плана народного хозяйства к 1940 г. предполагался выпуск 20 000 000 автомобилей, а к 1945 — 30 000 000" (Правда №57, 27.02.1930) [1, стр. 136].

Скорость автомобилей в проектах М. Охитовича — примерно 15 км в час.

В вопросах же обобществления быта и воспитания детей позиция во многом схожа.

3. Доклад А. У. Зеленко, прочитанный 26 ноября 1929 г., пытается "скрестить ужа и ежа", т.е. и лозунги Сабсовича, и лозунги Охитовича. А именно, линейное расположение вдоль автомобильных дорог многоквартирных домов на 2-3 тыс. человек, отделенные друг от друга значительным расстоянием.

4. Н. А. Милютин творчески перерабатывая озвученный выше принципы дезурбанизма, предполагал запретить располагать в нижних этажах жилых зданий детские сады, магазины и любые другие предприятия сферы услуг.

Не допуская сведения жилой ячейки к спальной кабине, категорически он возражает против обеспечения при социалистическом строительстве граждан индивидуальными унитазами.

Между тем указываются следующие нормы размещения заведений обобществленного быта. "Среднее расстояние любого жилья от столовой составляло 4 минуты ходьбы и не более 7 минут (между столовыми — 1 км), санитарно-гигиеническое обслуживание — 5 минут ходьбы и не более 10 минут (между этими учреждениями — 1300 м)" [1, стр. 154].

Общее место указанных концепций заключается в обобществлении быта и воспитания детей. Причём в данном случае достижение цели строится не на агитации и пропаганде, а на основе технических приемов проектирования жилых зданий и городов, исключающих физическую возможность необобществленного быта и воспитания детей.

Регулирование и огосударствление производства настоятельно требовало регулирования и огосударствления потребления. Только так можно попытаться свести производство и потребление к балансу. Поставив всю страну от мала до велика на обобществленный быт, можно вычислить как общий объем якобы "потребностей", так и его структуру по номенклатуре.

Встретив сопротивление при коллективизации в деревне в 1930-е гг., советское руководство было вынуждено отступить (см. "Головокружение от успехов"), в частности разрешить личное подсобное хозяйство крестьян. Тем более были задвинуты идеи коллективизации быта в городах. Градостроительные решения элитного жилья позднего сталинского периода, если трезво соотнести их с озвученными социалистическими концепциями, были далеко не "социалистическими", а очень даже "капиталистическими".

Второй приступ к коллективизации, как известно, был предпринят при Хрущеве в 1950-е гг., но тогда тоже в основном затронул деревню и кооперацию в городах. Про общие ложки и стулья уже не вспоминали.

5. Для сравнения ранняя концепция "город-сад" 1920-х гг. заимствовала последние заграничные моды того времени: жилые малоэтажные пространства и огромный небоскрёбы в центре с пафосными названиями "Дворец труда" "Академический центр", т.е. по сути простое копирование американского типа расселения. И в таком виде её трудно назвать социалистической.

Стоит отметить, что техническая сторона указанных концепций во многом есть калька с западных идей. Социалистического тут лишь марксистская демагогия и стремление выковать "нового человека".

И если в рамках американской идеологии автомобиль – это символ гипериндивидуализма, инструмент якобы свободы, то в "социалистической парадигме" он при тех же технических характеристиках приобретал идеологическую нагрузку той волшебной палочки, взмах которой приближает социализм.

Отказ от личных вещей был одним из краеугольных камней формирования "нового человека, пригодного для жизни в коммунизме". Но такой максимализм сразу навевает не очень мотивирующие аналогии. Мы же прекрасно понимаем, что у коровы на ферме ни кормушка, ни поилка, ни доильный аппарат, ни стойло не находятся в собственности. Это все принадлежит владельцу фермы. Но это ж не мешает рекламировать молоко от "счастливой бурёнки"! Так и социалистическим утопистам ничего не мешало рекламировать указанную концепцию как "счастливое будущее трудящегося".

Стоит обратить внимание, что социалистический жилой сектор заведомо проектировался с расчетом на уменьшение населения. Соотношения жилых мест для взрослых и детей планировалось исходя из показателя 20-21% детей до 17 лет в структуре населения [1, стр. 41, 181]. В современной РФ этот показатель составляет примерно 19%, т.е. находится почти в том же уровне (однако, раньше, при заметно меньшей ожидаемой продолжительности жизни, такой показатель даёт больший темп депопуляции). И как ни прескорбно часть этих планов воплотилась. Но добившись резкого снижения рождаемости в горизонте одного поколения (градостроительство здесь тоже сыграло свою роль), советская власть так и не смогла полностью демонтировать семью.

Отказ от подобных концепций социалистического быта и возврат к "индивидуальному домашнему хозяйству" по сути был отказ от построения коммунизма. Ибо советская административно-командная экономика никак не могла удовлетворить потребности "индивидуального домашнего хозяйства" и её проигрыш в соревновании с ведущими капиталистическими державами стал лишь вопросом времени. В таком соревновании можно выиграть если только полностью подчинив всю жизнедеятельность человека жесткой регламентации, не оставив ни секунды на инакомыслие, исключив все возможности сравнения. Индивидуальные стойла по Сабсовичу и индивидуальные скворечники по не предоставляли, давали.

В итоге к закату советского государства быт оказался даже менее "обобществлен", чем в развитых капиталистических странах. В том смысле, что меньший процент населения мог пользоваться благами заведений общественного питания, прачечных и других предприятий сферы услуг.

Отвечая на вопрос, поставленный в заглавии, сформулируем, чего же из этого удалось "добиться". Основные моменты следующие:

1. Структура жилого расселения, формирующая депопуляцию.

2. Фантастические "генеральные планы" "далёкого светлого будущего", несоизмеримые ни с целями, ни с ресурсами.

3. Микрорайонная застройка. Огромные пустующие и неухоженные пространства городской земли. Отказ от единого городского пространства. Хаотичное нагромождение групп зданий, перемежающихся пустотой.

4. Курс на автомобилизацию.

Чего же не удалось из полезного (а такое тоже было)? Несомненно, не удалось остановить разрастание нескольких мегаполисов (в первую очередь Москвы) и обеспечить равномерное развитие всей территории страны).

Так же не удалось внять трезвому голосу разума и поставить под контроль ситуацию с загрязнением окружающей среды в городах. Как писал С.Г. Струмилин: "Либо оздоровить город, вынеся далеко за его черту вредоносный завод, либо обезвредить самый источник зла — завод, оставив его в центре города. Какой же из этих путей мы должны избрать в социалистическом строительстве? Нет никакого сомнения, что нормальным для социалистического общества решением может быть только второе" [7, стр. 101-102]. Идея отнесения производства была более популярна.

Замечания и уточнения приветствуются.

Литература:
1. Хазанова В.Э. Советская архитектура первой пятилетки. Проблемы города будущего, 1980.
2. Сабсович Л.М. СССР через 15 лет. Гипотеза построения социализма в СССР, 1929.
3. Сабсович Л.М. Города будущего и организация социалистического быта, 1929.
4. Сабсович Л.М. Социалистические города, 1930.
5. Милютин Н.А. Соцгород, 1930.
6. Плановое хозяйство, №7, 1929.
7. Плановое хозяйство, №5, 1930.

P.S. Выражаю огромную признательность vas_s_al  как за возможность ознакомления с качественно оцифрованной литературой, так и за замечательные лекции по плановой экономике, не оставляющие "камня на камне" от всевозможных мифов, связанных с оным историческим периодом.
Tags: аналитика, городской транспорт, история
Subscribe

promo nkps september 27, 2016 18:08 2
Buy for 10 tokens
Недавно выяснилось, что замечательная страничка с архивными расписаниями, на которую я как-то давал ссылку под номером 2 по какой-то причине канула в лету. В виду того, что привычка скачивать и пересохранять - очень полезная штука имеется замечательная возможность перевыложить некоторые из…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments